Угрозы и возможности монополии

Относительно времени и цифр. Приватизация госбанков — очень важный вопрос, который и министр финансов, и глава НБУ в один голос называют приоритетным. Но по факту происходит пока все наоборот, и госбанки сегодня — это уже более 50% банковской системы …
— … 55% по активам, почти 51% депозитного портфеля юрлиц и 61% — физлиц. И я предполагаю, что эти показатели будут расти.

— Именно так! И цена вопроса — уже даже не десятки, а сотни миллиардов не только потраченных на капитализацию, но и совокупно контролируемых госбанками. А результат какой? Прошло почти полгода после вхождения «Привата» до «держклубу». Кто определяет политику поведения госбанков на рынке, или вообще какая-то политика, стратегия? Ведь по ранее принятого ее варианта фактор Приватбанка, очевидно, спутал все карты.
— Давайте по очереди. Во-первых, вопрос о том, какой должна быть стратегия реформирования госбанков, был поставлен не пять месяцев назад. Над соответствующим документом совместно работали Минфин, госбанки и МФО весь 2015 год. Итог: правительство Яценюка одобрил стратегию в феврале 2016-го, и госбанки взялись за ее имплементацию. Для «Ощада» это означало следующее: стратегия развития банка была актуализирована, исходя из приоритетов деятельности, сформулированных акционером-правительством, мы активизировали работу с нашими партнерами с ЕБРР. Результатом этой работы стал успешный дью-дилидженс банка и подписание ряда соглашений с ЕБРР, ключевая из которых — Меморандум о стратегическом партнерстве. Наша деятельность полностью подчинена логике трансформации и развития банка, закрепленной в дорожной карте, с четкими квартальными маяками и КРИ. Коммерческими приоритетами в корпоративном сегменте определены энергетика, инфраструктурные проекты, агропромышленный комплекс. Малый и средний бизнес как магистральное направление, реформирование филиальной сети. Мы работаем над повышением акционерной стоимости банка, его инвестиционной привлекательностью и перспективой привлечения ЕБРР как акционера. Скажите, что надо в этом повестке дня для моей команды? И как фактор «Привата» должен изменить эту систему приоритетов в нашей стратегии? Мой ответ: никаких фундаментальных изменений в стратегии развития Сбербанка не будет. Иными словами, у нас есть маршрут, и мы четко понимаем, что должны сделать, где и чья зона ответственности правительства, Минфина, НБУ, наблюдательного совета и правления «Ощада».

— Но это ваша стратегия, Сбербанка. К сожалению, она не дает ответа на вопрос, что государство намерено сделать с контрольным пакетом банковской системы и как планирует вести себя на рынке. И декларациями здесь не обойтись, ведь даже министр финансов говорит, что видит проблему контрпродуктивной конкуренции «Ощада» и «Привата».
— Расширение присутствия государства в банковском секторе было вынужденным. От этого никому не комфортно и, в частности, мне, поскольку всем очевидно, что более половины системы — это уже перебор. Это новая реальность, в которой нам всем еще надо адаптироваться. Но если уж эта реальность состоялась, то ею можно и нужно воспользоваться.
— Так о возможности, которые открывает доминирование госбанков, идет речь?
— Чтобы ответ был понятнее, вспомним еще достаточно свежи в памяти события. Путем национализации крупнейших системных коммерческих банков в 2008 -2009 годах пошли и такие развитые страны, как Великобритания, Нидерланды, Исландия, Люксембург. Национализированы банки сразу же переориентировались на свои внутренние рынки из-за отсутствия доверия на рынках международных. Возможно, это подсказка для нас, что государственный банкинг — мощный инструмент для перезапуска и стимулирования экономики. А дальше, в среднесрочной перспективе, необходимо искать инвестора и выставлять на приватизацию пакеты акций очищенных и растущих госбанков. При этом приватизация банков именно на витке экономического роста — это дополнительный импульс для развития и банковского сектора и экономики в целом. Для государства это уникальная возможность вытолкнуть экономику на новую орбиту, выполнив при этом все международные обязательства.
— Давайте от теории перейдем к сути: как это рыночная практика, когда, собравшись «выпить кофе», четыре председателя правления госбанков решили порегулировать рынок и стремительно опустить процентные ставки? Разве это не заговор?
— Вы ошибаетесь. Это не заговор, а наоборот, разумная экономическая политика. Почему государство не должно корректировать и координировать кредитную политику госбанков, чтобы снизить стоимость ресурсов в экономике? Должна. «Сбер», со своей стороны, после снижений учетной ставки НБУ каждый раз публично сообщал о снижении своих процентных ставок, именно исходя из ситуации на рынке. Но если при снижении учетной ставки НБУ до 14% в конкуренции за средства муниципалитетов госбанки предлагают ставки на уровне до 20% годовых, то я считаю целесообразным пригласить за один стол трех коллег — руководителей госбанков. Чтобы всем им сказать: «Ребята, а давайте посмотрим, все ли у нас хорошо, если мы даем 20% годовых по депозитам муниципалитета? На кого работает такая ставка? Могу сказать, против кого она работает — против всех участников процесса. против

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *